Концепция Конгресса «Институциональные практики мышления: когнитивные институты и эпистемические сообщества» памяти Н.Г.Алексеева
24-25 марта 2005г.
 

Актуальность проблемы

 

Конгресс посвящен обсуждению фундаментальной проблематики современных форм мышления и мыслительной деятельности в целом. В ходе конгресса будут рассмотрены следующие направления развития мышления: рефлексивное мышление, рефлексивно-проектное мышление и традиция русского трансцендентализма, постмодернизм, разработки продолжающие традицию изучения мышления в немецкой классической философии. Выработка новых средств мышления, решение задач их технологизации и институционализации в современном обществе будут способствовать разрешению противоречий информационного общества и станут ответом на социально-антропологические вызовы времени.

Организация конгресса и пространства обсуждения будет основана на установлении связи между современными теориями мышления и формируемыми на их основе когнитивными институтами, реализующими традиции данного подхода к мышлению в различных исследовательских (предметных) областях и областях практической деятельности.

Как результат конгресса планируется получить обоснованное представление о состоянии знаниевых систем в современном мире и в России. Эта задача является шагом в разрешении более общей проблемы, фиксируемой практически во всех областях практики и связанной с феноменом «уменьшения» накопленного объема знаний в разных областях науки от антропологии до физики. Этот феномен возникает как результат изменения баланса между исследовательскими и проектными формами мышления. Общее направление работ над данной проблемой связано с выдвижением исследовательских программ в разных областях знания, в которых в качестве основания будет взято отрефлектированное представление о современном состоянии систем знания и поддерживающих их институтах.

В условиях современного цивилизационного кризиса возникает исторически неординарная ситуация, когда социальная востребованность теории мышления и мыслительной деятельности становится крайне актуальной.

На рубеже двадцать первого столетия все яснее проявляется то, что большинство мировых этнополитических конфликтов лишь оформляет и завершает глубинные социо-культурные разрывы в самой ткани человеческого мышления, традиционно закладывающего сам тип жизнеустроения современной земной цивилизации. Сознание современного человека просто теряется перед гигантским усложнением и расширением социального и экономического пространства его собственной деятельности. Буквально на наших глазах возникает и развивается неведомое прежним историческим эпохам, совершенно новое антропологическое измерение мысли. Практической задачей становится философское уяснение природы человеческого мышления, а фундаментальная методологическая разработка новых мыслительных средств делается все более необходимой в управлении современными цивилизационными процессами. К поиску новых институциональных практик мышления принуждает постепенное понимание существенной недееспособности глобального проекта бесконечного развития цивилизации, взрощенного на известных идеях универсальной диалектики «без границ», также как и новейшего альтернативного проектирования глобализации, - по технологии «пределов роста» мировой экономики или «устойчивого развития» мировой экологии. Все они равным образом неприемлемы своей устрашающей решимостью либерализовать homo sapiens`а, не останавливаясь в достижении конечных судеб земной цивилизации перед жертвой «антропологическим содержанием». Деятельностная актуализация ресурсов человека, - прежде всего мыслительных, – залог успешности «прорывных технологий» социо-культурного и экономического развития. Именно отсюда проистекает надежда на реальное разрешение самых острых конфликтов современности, для многих кажущихся уже неразрешимыми.

Неудовлетворенность мыслящих философов постмодернистскими и вместе с этим марксистскими ответами на когнитивные запросы истории, предлагаемыми большинством философских школ и направлений, находит разумное и практически целесообразное разрешение в последовательной кропотливой работе по восстановлению утерянных способностей самосознания. В настоящий момент истории речь идет не столько о вечных философско-методологических проблемах культивирования высших форм мыслительной деятельности в конкретной жизни человеческих общностей, сколько о возвращении к жизни всех, в том числе и самых элементарных знаний, умений и навыков мышления, не исключая и его классических форм.

Конгресс «Институциональные практики мышления: когнитивные институты и эпистемические сообщества» посвящен памяти выдающегося российского мыслителя, методолога Никиты Глебовича Алексеева.

Кризис систем знания отчетливо представлен в сложности принятия обоснованных решений, построения выходов из этнических конфликтов и массовых миграций, информационном голоде при общем избытке средств массовой информации, снижении социальной активности и атомизации населения, появление большого числа полукриминальных групп и сообществ, истончения социальной ткани. Возможности ответа на вопросы кризиса и само содержание ответа определяются средствами мышления, прежде всего рефлексивного, в котором связываются возможности согласования интересов моноцелевых групп и выдвижение проектных предложений, основанных на моделях корпоративной деятельности – в оппозицию моделям конкурентности групп в борьбе за выживание.

По мере развития философской и методологической мысли становится все яснее, что причиной различных проблем, конфликтов, кризисных ситуаций является рассогласованность между актуально осуществляющимся усложнением социально-культурно-экономико-этно-политического пространства земли, выраженном, прежде всего, в интенсификации и количественном увеличении разного типа связей между возрастающим числом групп и средствами соорганизации, позволяющими обеспечить целостность развития консциентального пространства человечества. За тысячелетия своего развития человечество приобрело массу знаний и опыта, чтобы взять на себя ответственность за дальнейшую свою судьбу. Именно поэтому выходом из современной ситуации представляется переход на новые технологии мыслительной деятельности, задающие каче­ственно новое содержание человеческого сообщества.

Право Человечества как целого сохранять развитие и право каждого человека на наращивание уровней своего сознания, на наиболее полную реализацию заложенных в нем возможностей нельзя отме­нить, как нельзя отменить закон Природы. Развитие глобального кризиса показывает, что существующие средства мышления не стали общим достоянием людей, в образовательной практике их освоение часто сводятся к алгоритмизированным операциям. Отсутствуют реальные средства проектирования глобальных систем и представления о мышлении, способном выходить за его и создающем проекты общественного развития полипозиционного, полиэтнического содержания. Позитивно можно выделить проекты межкультурных диалогов, проект создания новой антропологии, конфликтологические и переговорные проекты. Это свидетельствует о начале складывания нового гуманитарного опыта, его осмысление и институционализация, прежде всего при разрешении вопроса о воспроизводстве ситуаций выхода к трансцендентному содержанию сообществ, в рамках которого и могут быть достигнуты реальные договоренности между конфликтующими группами, задает общие основания русского трансцендентализма. В качестве оснований похода можно выделить: рефлексивную парадигму, проектную парадигму, парадигму соборности (коммуникативной целостности), парадигму развития.

В выборе средств мыследеятельности по построению глобальных проектов и их организационном оформлении ошибка недопустима. Новые геоцивилизационные вызовы, созданные ростом человеческих возможностей в различных сферах деятельности можно разрешить на основе формирования новых средств мыследеятельности, прежде всего в области рефлексивного мышления и трансцендирования.

Зачастую философы ставят простые вопросы, иногда кажущиеся самоочевидными, порой даже смешными. Таков знаменитый вопрос И.Фихте: «Как человек может быть свободным от своего собственного мышления?». Столь же прост и одновременно гениален его ответ: « вынести его и положить перед собой, то есть объективировать». Это означает, что рефлексия оказалась связанной не столько с опытом, сколько со свободой от него, и что рефлексия рассматривается как преобразующая активность. В данном представлении свобода – в ее предельном виде свободы мышления – была поставлена в связь с собственной деятельностью человека (субъекта), стремящегося ее обрести, т. е. она должна быть им завоеванной. Намеченная И.Фихте линия рассуждения была продолжена Г.Гегелем в его конструировании метода восхождения от абстрактного к конкретному. В нем рефлексия была объявлена и многообразным образом прописана (зафиксирована) как механизм развития мышления, что привело к пониманию рефлексии как метамышления, мышления над мышлением: действие рефлексии как механизма было продемонстрировано как движение категорий.

В начале ММК (гуманитарное движение, получившее название Московский Методологический Кружок) было не только снова и широко введено само слово «рефлексия», но и проработан ряд направлений ее изучения. (Щедровицкий Г.П. – схема рефлексивного выхода, Алексеев Н.Г. – постановка рефлексивной задачи, Лефевр В.А. – рефлексивный конфликт, Генисаретский О.И. – рефлексия и управление). Самое важное же достижение - произошло реальное формирование практики рефлексивного мышления, которое в силу уже своей собственной внутренней логики «искало» и «нашло» широкую область практического приложения и развития. В рассматриваемом нами ракурсе по сути дела шло освоение новых средств мышления, где оно сначала осваивалось в контексте актуальной проектной деятельности в специальной форме ОДИ (организационно-деятельностной игры), а затем участниками строились формы введения средств рефлексивного мышления в рамках уже сложившихся институциональных форм.

Схема рефлексивного мышления допускает следующий шаг в становлении классических представлений о предметном мышлении: рефлексивное мышление это состояние зрелости предметной мысли, позволяющей быть себе свободной от предмета. Понятие рефлексивного мышления для классической традиции не должно быть понятным словосочетанием. Что-то из двух излишне. Ибо мышление по сути есть уже рефлексивно фундаментальная реальность человека. Рефлексивное мышление это зрелое мышление. При этом мышление достигает такого состояния, когда оно может вполне позволить себе быть не так уж «рабски» повязано предметом, что породило целое течение методологического осмысления его природы. На это обстоятельство обратил внимание научного сообщества Н.Г.Алексеев, долго продвигаясь к окончательно отработанной «схеме», ставшей сегодня классической – «остановка – фиксация – отстранение – объективация». Именно здесь ставится обсуждаемый ранее вопрос Фихте: «как может быть мышление свободным», в том числе и от своей, необходимой нормативности. Удивительное логическое обращение внутри процессов мышления к свободе, думается, выступает многообещающим основанием для утверждения о культуре рефлексивного мышления.

Принципы мышления лежат в основании формирования нового мировоззрения. Любое мировоззрение имеет за собой основания, определяющие отношение и тем самым делающие возможным отношения человека к той реальности в которой он находится. Вне мировоззренческих оснований мы имеем феномены толпы и массового конформизма, принятия любых норм, навязанных со стороны. Появилась практика организации особых форм мышления, связанных с трансценденцией, возникающей и необходимой тогда, когда естественный доступ к идеальному человеку ограничивается с каждым днем всё больше и больше, проведение людей к собственному идеальному, т.е. встреча людей с идеальным. Причем, в разных абсолютно формах, в разных технологических способах, не отрицающих конфессии и традиции, но выставляющего приоритет возможности человеку дан шанс стать человеком: когда он встречается с идеальным, когда у него есть опыт встречи с идеальным.

Другой подход связан с мышлением как духовной способностью, а не психическая способность, не индивидуальная способность. Поэтому дар разумения у святых отцов – самый высокий дар. Мышление не может быть сведено к формуле: «мышление=рефлексия + понимание», потому что основная загадка в мышлении, которая содержится в схеме знания, это как раз создание знаково-символических форм. Здесь важна идея В.В.Давыдова, заключающаяся в том, что создается знак, который имеет идеальное содержание. Знак фиксирует идеальное содержание. Стяжать этот дух, можно только коллективно. Более того, утверждается даже следующее, что индивидуально человек не мыслит, он думает. …он выходит и думает, а мыслит он только коллективно.

На конгрессе предполагается обсудить следующие вопросы и проблемы:

Современный общецивилизационный кризис: теория и практика мышления как средство его преодоления. Может ли существовать теория мышления? Что собой представляет практика мышления, общецивилизационное действие на основе единой теории мышления.

Учение о мышлении как основа социокультурного прорыва: остановка и возможности выхода к развитию науки, промышленности и образования в России. Проекты «другой цивилизации» и мышление.

Кто является субъектом использования и употребления теории мышления? Формирование когнитивных институтов и определение границ эпистемических сообществ: управление развитием. Политическая антропология мышления.

Теория мышления и теория знания: схемы и модели знания. «Вещи» мышления - знания, понятия, схемы, знаки. Системно-типологический метод формирования нового знания в гуманитарных науках.

Русский трансцендентализм сегодня: рефлексивная теория мышления и учение о методе.

Каковы перспективы развития в России «Всеобщей Пайдейи мышления»? В.В.Давыдов, Н.Г.Алексеев и Г.П.Щедровицкий и перспективы педагогики мышления в России.

Теория мышления и теория сознания. Многоуровневое сознание. Конкуренция здоровых разноцивилизационных типов сознаний.

Антропология и психология мышления. Проблема идентичности: конституирование себя через мышление, самостроительство, ипостасность. Теория мышления в сообществах новой элиты. Позиционное самоопределение через мышление.

Союз мышления и деятельности - мыследеятельностный подход. «Чистое» мышление в отношении к коммуникации-общению, действию, рефлексии, пониманию и воображению. Мышление и Дух.

Практика формирования и освоения коллективного мышления в мыследеятельностных играх. Развитие человеческих ресурсов в практике капитализации организаций.

Во время конгресса будут работать следующие СЕКЦИИ:

– Теория мышление и философия.

– Теория мышления и социокультурное развитие.

– Теория мышления и антропология.

– Теория мышления и образование.

– Теория мышления и наука.

 

В результате работы конгресса должно быть прорисовано состояние теорий мышления на современном этапе, в том числе прописаны школы удерживающие проблематику мышления по проблемам: теоретическое мышление – институциональные формы; теоретическое мышление – теории сознания. Таким образом, фундаментальность в работе конференции задается полнотой анализа проводимых исследований по двум наиболее ярким вопросам. Теория мышления не может быть простроена в рамках одной предметности, так как имеет междисциплинарную форму организации: включая такие предметы как семиотику, логику, философию, психологию. В работе конференции будут представлены все направления, на круглых столах будут простраиваться связи между ними. Итоговым документом конференции планируется создание программы, включающей: анализ современного состояния разработки теорий мышления, перспективные вопросы на которые должны быть даны ответы в ближайшее время, отношение к программе «обучение мышлению всех» (мышление как культивируемая в обществе общечеловеческая способность); мышление в современном мире; соотношение теорий мышления и теорий становления сознания; теории мышления и институциональные формы мыследеятельностных систем; теории мышления и системы современного знания.

 



Предыдущие статьи рубрики 'Симпозиум памяти Н.Г.Алексеева' (архив):
Александр Огурцов. Теоретическое мышление и его модели /05.12/
   
обсуждение  обсуждение

поставить закладку  поставить закладку
получить по E-mail  получить по E-mail

версия для печати  версия для печати

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования